Рейтинги ВУЗов 2015

Таблица 1. Рейтинг вузов России, 2015 год
Таблица 2. Лучшие вузы по условиям для получения качественного образования
Таблица 3. Лучшие вузы по востребованности выпускников работодателями
Таблица 4. Лучшие вузы по уровню научно-исследовательской деятельности
Таблица 5. Объем бюджета, привлеченного на НИОКР, вырос почти на 20%
Таблица 6. Обеспеченность студентов преподавателями снижается
Таблица 7. Статьи научно-исследовательских вузов стали реже цитироваться
Таблица 8. Сотрудники вузов стали значительно чаще публиковать статьи в научных изданиях
Таблица 9. Иностранные студенты выбирают вузы из программы «5–100»

Рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА») составило четвертый ежегодный рейтинг вузов России (см. таблицу 1). При подготовке рейтинга использовались статистические показатели, а также проводились масштабные опросы среди 17,4 тысячи респондентов: работодателей, представителей академических и научных кругов, студентов и выпускников.

Первую строчку в рейтинге, как и год назад, занял МГУ им М. В. Ломоносова: в университете созданы наилучшие условия для получения качественного образования (см. таблицу 2) и обеспечивается наиболее высокий уровень научно-исследовательской деятельности (см. таблицу 4).

Лидеры рейтинга демонстрируют устойчиво высокие результаты: уже третий год подряд состав топ-20 лучших вузов России остается стабильным. Это 11 вузов из столичного региона, Санкт-Петербургский государственный и политехнический университеты, два вуза Томска (ТПУ и ТГУ), два вуза Новосибирска (НГУ и НГТУ), а также три федеральных университета – Уральский, Сибирский и Казанский (Приволжский).

В первую тройку лидеров рейтинга впервые вошел Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», потеснивший Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана. Главным обоснованием изменений стали успехи НИЯУ МИФИ в области усиления международной интеграции, выразившиеся в стремительном росте совместных с зарубежными вузами программ двух дипломов (с 26 до 37), а также повышение привлекательности для абитуриентов (к примеру, доля зачисленных олимпиадников выросла с 1,2 до 2,5%). Кроме того, МИФИ удалось улучшить многие индикаторы в области науки, в частности, добиться беспрецедентно высокой цитируемости публикаций в расчете на сотрудника (среднегодовой показатель – 6,2), превзойдя результат ближайших конкурентов (МФТИ и НГУ) более чем в два раза.

Наилучшую динамику среди участников первой двадцатки продемонстрировал РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина – вуз поднялся в рейтинге сразу на 4 позиции и занял в 2015 году 16-е место. Драйвером роста вуза стало, главным образом, улучшение условий для получения качественного образования. Так, вузу удалось сохранить высокий уровень обеспеченности студентов штатными преподавателями, тогда как у подавляющего большинства участников рейтинга, в том числе из топ-20, данный параметр значительно ухудшился. Кроме того, отмечается рост востребованности выпускников РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина среди работодателей.

Среди вузов, чьи позиции в рейтинге снизились, можно отметить Национальный исследовательский университет «МЭИ» (19-е место против 14-го в 2014 году) и Новосибирский государственный технический университет (20-е место против 16-го годом ранее). На результат МЭИ преимущественно повлияло снижение востребованности среди абитуриентов: сокращение доли олимпиадников (с 1,4 до 0,7%), снижение балла ЕГЭ поступивших по конкурсу бюджетников (с 69,4 до 64,3), а также резкое снижение стоимости платного обучения (со 152 до 112 тысяч рублей).

На положении Новосибирского государственного технического университета сказалось уменьшение интенсивности сотрудничества с работодателями: снизилась доля обучающихся за счет средств работодателей (с 7,8 до 1,0%), а также доля зачисленных по результатам целевого приема на первый курс на очную форму обучения (с 6,5 до 4,8%). Кроме того, существенно ухудшился показатель соотношения числа ППС в расчете на 100 студентов – с 10,1 до 7,4 (падение 26%).

Популярность технических вузов плавно растет

Выпускники технических вузов по сравнению с экономическими по-прежнему более востребованы работодателями (см. таблицу 3), и это идет вразрез с выбором абитуриентов, предпочитающих учиться на экономистов и управленцев. Так, средняя стоимость платного обучения на первом курсе в технических вузах составляет 105 тысяч рублей, в экономических – 200 тысяч рублей. Среди университетов с самой высокой стоимостью платного обучения по программам бакалавриата и специалитета преобладают нетехнические вузы; наиболее дорогое обучение в МГИМО и НИУ ВШЭ (см. график 1).

Следует подчеркнуть, что ведущие экономические вузы сегодня готовят наибольшее количество выпускников, ставших топ-менеджерами крупнейших компаний России. В правлении компаний из списка «Эксперт-400» больше всего выпускников МГУ, Финансового университета, РАНХиГС, а также РЭУ им. Плеханова (см. график 2).

Тем не менее можно отметить незначительный рост популярности технического образования: в частности, за год в технических вузах количество иностранных обучающихся увеличилось на 8%, тогда как в экономических сократилось на 9%. Кроме того, за год технические вузы из топ-100 рейтинга немного сократили отставание от экономических по стоимости платного обучения: если в экономических вузах средняя стоимость обучения сократилась на 1%, то в технических выросла на 8%.

Финансирование пробуксовывает

Финансирование вузов в расчете на студента в среднем по топ-100 вузов за год номинально увеличилось на 1% (с 287 до 290 тысяч рублей с учетом бюджетных и небюджетных средств). При этом зафиксированная динамика существенно ниже годового уровня инфляции в стране, который составил в 2014 году 11,4%.

Можно отметить ряд успехов вузов по привлечению средств на научные разработки. К примеру, большинству участников рейтинга удалось за год ощутимо нарастить объемы НИОКР (см. таблицу 5). Впрочем, по итогам 2015 года НИОКР вряд ли смогут сыграть роль надежной «подушки безопасности» для вузов, так как предпосылок для роста заказов на научные исследования не наблюдается.

Следует также отметить плавное увеличение количества эндаумент-фондов вузов – фондов целевого капитала, созданных на пожертвования выпускников. Если два года назад среди топ-100 российских вузов эндаумент-фонды были созданы при 34 учебных заведениях, то сегодня – при 41. И хотя объемы фондов пока ничтожны на фоне государственных вливаний в вузы из топ-100 (5 млрд рублей против 220 млрд рублей), рост числа фондов можно воспринимать как положительную тенденцию для отечественной высшей школы.

Кадры: неизбежные потери

На фоне ограниченности финансовых средств ярко проявился наиболее тревожный факт – снижение обеспеченности студентов профессорско-преподавательским составом (ППС). Если по итогам рейтинга 2014 года соотношение ППС на 100 студентов составляло 8,33, то теперь – 8,05 (см. таблицу 6). Таким образом, у топ-100 лучших вузов этот показатель в среднем снизился на 3,4%. У вузов – участников программы повышения конкурентоспособности («5–100») – данный показатель снизился на 5,4%. Но наиболее драматичное падение соотношения ППС на 100 студентов произошло в технических вузах (-8,0%), а также в вузах Москвы и Санкт-Петербурга (-8,1%).

Снижение столь важного показателя объясняется совокупностью двух причин. Во-первых, это необходимость ежегодно повышать заработную плату преподавателям с учетом среднего значения по региону в рамках выполнения «майских указов» Президента России. Во-вторых, отсутствие дополнительных бюджетных средств для решения этой задачи. В условиях, когда ресурсов не хватает, а зарплату тем не менее поднимать необходимо, большинству вузов не оставалось иного выбора, кроме как проводить оптимизацию штата сотрудников, то есть фактически сокращать ставки. И неслучайно в числе подвергнутых наибольшей оптимизации оказались вузы Москвы и Санкт-Петербурга, так как средняя зарплата в этих регионах существенно выше, чем в среднем по стране, и достичь планового уровня повышения зарплат без сокращения штатов едва ли представлялось возможным.

Научные сотрудники, чью заработную плату по указанию государства необходимо повышать более стремительно, чем для ППС, оказались в еще более проигрышном положении. На фоне несовершенства механизма оплаты труда научных сотрудников многие вузы, в том числе и национальные исследовательские университеты (НИУ), стали терять научные кадры. Если годом ранее численность штатных научных работников в НИУ составляла в среднем 196 человек, то по итогам новых измерений она сократилась до 179 человек (сокращение на 8,7%). Не менее удручает тот факт, что даже у участников программы «5–100», имеющих амбиции выйти на передовой край мировой науки, численность научных сотрудников за год не выросла (в среднем 236 человек).

Международная интеграция: в ход идут все средства

Как известно, план развития участников проекта «5–100» предусматривает, в частности, повышение публикационной активности и цитируемости согласно зарубежным наукометрическим системам. Эта задача идет вразрез с сокращением числа научно-педагогических работников в ведущих вузах. Весьма примечателен следующий пример. Среднее количество публикаций на одного НПР выросло у участников «5–100» сразу на 20,7% (среднее ежегодное количество публикаций в течение пятилетнего интервала). Но при этом цитируемость в расчете на статью снизилась на 1,6% (а у НИУ – и вовсе на 6,7%; см. таблицы 7 и 8). Это позволяет сделать неутешительный вывод: в условиях нехватки финансирования и дефицита научных кадров погоня за улучшением наукометрических показателей (а к этому стремятся участники «5-100») ведет к снижению качества научных публикаций.

На имидж университетов Европы и Америки традиционно влияет степень их привлекательности для иностранных студентов. Поэтому доля иностранных обучающихся традиционно учитывается при составлении глобальных университетских рейтингов. И этот фактор стал прямым призывом к наращиванию иностранного контингента в российских вузах, особенно из числа «5-100». Всего за год доля иностранных студентов-очников у вузов из «5-100» выросла с 9,1 до 10,6%, у национальных исследовательских университетов – с 6,7 до 8,0% (см. таблицу 9). Однако при всей важности усиления международной интеграции вузов следует отметить, что привлечение зарубежного контингента не имеет прямого отношения непосредственно к качеству вузовского образования. Тем не менее это не ослабляет активности вузов в привлечении иностранных обучающихся.

Наращивание доли иностранцев и увеличение количества публикаций невзирая на их качество позволяет сделать заключение, что стремление «прилично выглядеть» за рубежом в большем приоритете, нежели повышение качества образования и решение системных проблем с научно-педагогическими кадрами.